March 16th, 2021

1px

Чем больше Москва борется за «русский мир», тем хуже ему живется

Секретарь Совбеза Украины Алексей Данилов заявил о том, что вторым языком в стране должен быть английский. Такие слова не могли прозвучать до аннексии Крыма. Но обречены были прозвучать после.

Они стали возможны благодаря Москве. Той самой, что отправилась семь лет назад воевать за «русский мир». Сила действия равна силе противодействия. Чем активнее в Кремле ставили под ружье культурное наследие – тем быстрее эта война превращалась из сражения за деколонизацию в битву за дерусификацию.

Полтора года назад Владимир Путин заявил о попытках «бесцеремонно сократить пространство русского языка в мире».

Обвинил во всем «государственную политику отдельных стран». И это тот случай, когда с российским президентом придется согласиться. Политика Кремля и правда идет не на пользу русскому языку.



В отличие от того же английского, у русского языка Москва отобрала главное – политическую нейтральность. Изучение английского не посягает на идентичность – выучивший его литовец остается литовцем, а казах – казахом. А русский язык Кремль продает как пакетный товар. Пытаясь пристегнуть к этому культурному локомотиву лояльность к империи и согласие с российской версией истории.

Collapse )